Блог О пользователеmoyapravda

Регистрация

Моя правда

Календарь

<< Июль 2010  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Теги

беззаконие  ближний восток  влада  власть  война  выборы  війна  газ  геополитика  год молодежи  государство  гривна  давление  демократия  день перемоги  день победы  дмитриев  европа  евросоюз  журналисты  земля  израиль  инфляция  карбованец  киев  китай  клинтон  коррупция  кризис  кучма  кучми  лазаренко  ланге  ленин  лідери  мажоры  медведев  медведев. ющенко  милиция  министерство  министерство образования и науки  министр  молодежь  молодь  монетаризм  мону  нак  народ  нато  нефть  образование  общество  оон  оппозиция  отчаяние  палестина  партії  переворот  политика  популизм  поілтика  президент  психология  путин  революция  реформы  россия  свобода слова  сми  советская власть  советы  страна  студенты  суды  сша  табачник  тимошенко  угуфмт  украина  україна  университет  университеты  фашизм  фонд  цензура  черноморский флот  школы  экономика  ющенко  янукович  япония  яценюк 

На странице

Монополии на правду не существует, так же, как и нет монополии на любовь к Украине. Монополії на правду не існує так сам, як і не існує монополії на любов до України. There's no monopoly on the truth so, as there's no monopoly on the love to Ukraine.

  • За последнее время в нашем родном государстве произошло столько событий, что газетчикам и телеканалам больше не надо высасывать из пальца новости – за них теперь есть, кому это делать.

    Весь праздник борьбы с режимом ознаменовался тем, что возникло движение «Стоп цензуре!», как движение за борьбу с якобы введением самоцензуры и ограничением свободы журналистов в высказывании собственной точки зрения, независимые оценки и т.д. Однако тут нужно внести ясность и не забивать головы наших с вами сограждан мусором и лишней информацией. Какая цензура? О чем можно говорить, если ролик про Януковича с венком, падающим на него, посмотрело уже больше 2 миллионов человек? Да если бы была цензура, это видео вообще не попало бы в сеть Интернет. И далее. Откройте любой еженедельный общественно-политический журнал. Там иногда прослеживается такая критика власти и ее инициатив, что речь, скорее, может идти о клевете и явном злоупотреблении свободой слова, нежели о конструктивной критике и альтернативных предложениях. В основном, пресса в Украине работает в формате «джинсы», то есть заказных и необъективных новостей. И это, к сожалению, факт. Яркий пример: попробуйте пропихнуть в СМИ какую-нибудь действительно важную новость общественного, культурного или социального характера – у вас никогда не получиться. Но если вы добавите чуток (а может и больше – для большей вероятности) политики или скандала – успех вам гарантирован и такие статьи или сюжеты ТВ разлетятся вмиг и получат большое количество восторженных откликов. Если кто-то может сказать, что это не так, пусть приведет примеры, когда неполитическая информация о мероприятиях общественных организаций, культуры, спорта, за которыми не стоит политика или большие деньги, была освещена в таком количестве, в каком освещается та же акция «Стоп цензуре!». Очевидно, что при проведении такой акции, да простят меня честные и профессиональные журналисты (если таковые имеются в Украине вообще), нужно начинать с себя и убирать цензуру из своих материалов, пуская в печать и в эфир не только грязь и политику. Граждане должны иметь свободный доступ к СМИ так же, как СМИ имеют доступ ко всему, что происходит в Украине. И по этому же принципу любой житель Украины может, при соответствии критериям, разместить свою социальную ли культурную информацию в печатных или эфирных СМИ. Пока такого не случиться, журналистам нечего кричать о цензуре, ибо именно ее они применяют по отношению к гражданам Украины и организациям, предприятиям и учреждениям, избирательно подавая и освещая информацию, отдавая предпочтение низкопробной информации о «грязном белье» политиков, всевозможных скандалах во власти и катастрофам, умалчивая о своей помощи или решении проблем. Уже не в первый раз повторюсь: для того, чтобы заявлять о каких-то мифических средствах или органах давления, СМИ должны быть независимыми и реально освещать картину происходящего, делая упор не на политике, а на общественно важных событиях и фактах. Ведь бабушке в глухом селе совсем не важно, кто кого и каким словом назвал. Ее также никак не волнует, у кого больше борода – у Фирташа или Табачника и как тот или иной министр ведет себя. Эту бабушку волнует ее пенсия, спокойная старость и цены на лекарства и продукты. Сколько этим вопросам уделено внимания в новостях всех мастей (без политической составлящей)? 5 процентов. Из этого следует, что сама информация в СМИ подается не для широкого круга людей, а для узкой группы заинтересованных в ней. Журналисты сами навязывают обществу чуждые ему проблемы власти и оппозиции, воспитывают страсть к политическим дрязгам, заставляя мыслить категориями, которые далеки от интересов самих людей. По-хорошему, граждан абсолютно не должны волновать перестановки в политике, а больше проблемы собственного дома, быта и работы. И именно такие темы должны по большинству подниматься в СМИ. В Украине же именно этим вопросам уделяется меньше всего внимания. Зато, любая бабушка или тракторист, благодаря кричащим о цензуре СМИ знают всю подноготную министров, кого и как отругал Президент, и в каком платье сегодня на колхозное поле приехала бывший премьер-министр. Разве это цензура в СМИ? Это – цензура народа, которую внедряет пресса. И пока у нас будет царствовать не свобода слова, а полнейшая анархия слова, нечего говорить о каких-либо фактах цензуры или самоцензуры. Журналисты должны научиться тоже жить по правилам и закону, а не вести себя, как герои их же сюжетов. Просто смешно!

    В субботу в тех же СМИ появилась информация, что Нико Ланге, главу представительства Фонда Конрада Аденауэра в Украине, задержали в аэропорте «Борисполь» и 10 часов не впускали в Украину. Зная лично господина Ланге, у меня возникают закономерные вопросы относительно бориспольського ицидента. Ситуация напоминает историю с Гонгадзе: ведь и Ланге, и Гонгадзе никакой опасности для власти не представляют, да и заявления их далеко не такие радикальные, какими их выставляют или выставляли СМИ. Налицо одно: в Борисполе Нико Ланге стал жертвой интриг, причем внутриукраинских, цель которых – очернить в глазах мировой общественности (именно общественности, а не правительств) и западных фондов нынешнюю украинскую власть, показав, какой рай для них был при власти прошлой. Что ж, замысел почти удался, тем более, что большинство украинских «отцензурненных» СМИ назвали случай с Ланге «политическим», виня в нем кого попало из политиков, даже не замувыаясь об истинних причинах и посылаясь на якобы остро критическую статью Ланге о 100 днях Виктора Януковича. Что ж, плохой пиар – тоже пиар, поэтому о фонде Конрада Аденауэра за несколько дней узнало практически все озабоченное политикой и новостями население страны при том, что до этого «фондовый» вопрос интересовал лишь менее 10% граждан Украины. Тут уже так и просятся выводы о «заказности» задержания Нико Ланге в сторону именно «раскрутки» возглавляемого им фонда и партий, которые сотрудничают с ним. Недаром ведь еще весной во время визита Юлии Тимошенко в Берлин именно физиономия Ланге оказалась между канцлером Меркель и Тимошенко на многих фотографиях визита ЮВТ в Германию. Так что, пострадавших от бориспольського инцидента лучше искать не в представительствах немецких фондов в Украине, а рядах соратников Виктора Януковича, ведь именно туда был направлен удар мяом под названием «Нико Ланге». Что ж, как говорится, будем посмотреть, чем закончится сия эпопея, которая, как любил говаривать бывший украинский Гарант, «режиссирована из-за границы и прямого отношения к украинцам не имеет». Хотя, тут я и нем могу претендовать на истинность в последней инстанции.

    И последнее по списку, но не последнее по значимости, о чем стоит сказать, - это визит госсекретаря США Клинтон в Украину. Миссис Клинтон, и это прослеживалось во всех деталях, приехала в Киев скорее на экскурсию и ознакомительную для высшей американской власти поездку, чем на проверку ли инспекцию, на что надеялись и чего так и не дождались некоторые политики. Для «маленького» украинца визит госсекретаря США стал одним из признаком стабильности и признания США нового выбора Украины. Однако, в целом ничего необычного не произошло, ведь США, как и Европа, глубоко безразлично относятся к тому, кто в многострадальной Украине стал президентом – им важна стабильность и прогнозированность отношений, чему так противятся выставленные нынче из власти политики. Чувствовалось, что Клинтон не будет читать моралей Януковичу, да и тот, в свою очередь, не использовал антиамериканской риторики, подчеркивая ровный и конструктивный настрой. Что же касается встречи Клинтон с некоторыми оппозиционерами, то это – дань отрицательной традиции американской внешней политики, когда США, направляя своего высокого чиновника в ту или иную страну, стараются собрать как можно больше разносторонней информации о процессах, которые происходят в стране. Проще говоря, Клинтон встречалась с Тимошенко не потому, что ЮВТ (по ее личному мнению) великий лидер великой оппозиции, а потому, что так делают все американские высокопоставленные чиновники во всех странах (вспомнить бы ту же Россию, при визите в которую Обама встречался с оппозиционерами). Конечно, практика порочна, ибо в стране принято всегда встречаться с действующей властью, а не с заговорщиками и нарушителями общественного порядка. Тут уже дело госдепартамента США и его точки зрения на страну.

    Тем, кто ожидало от госпожи Клинтон обличительных заявлений в сторону якобы несоблюдения Януковичем прав человека и введением цензуры в СМИ, пришлось горько разочароваться, - ничего такого Клинтон не сказала. Дело тут в том, что демократия во всем мире управляемая, а не такая анархическая, какой она была до президентских выборов 2010 года в Украине. Именно поэтому Европа и США ничего плохого не могут сказать в сторону украинских властей, ведь именно по цивилизованному принципу работают сейчас менеджеры команды Президента. А критикам стоит объективно посмотреть на свободу европейских и американских СМИ и неправительственных организаций, чтобы понять, что в Украине еще ой как много нужно сделать хотя бы для того, чтобы укротить этот сектор и привести его в законное и спокойное русло. Начало такой спокойной и уверенной демократии положены, и Хиллари Клинтон не могла это не отметить, ведь именно так начинались современные свободы в Америке. А у нас так и продолжают крутить все ту же «старую пластинку» и постоянно кричать об утисках вместо того, чтобы сообща выработать оптимальное решение для проблемных вопросов.

    Видно, пока не все общество готово жить в демократии. Часть предпочитает вернуться к анархии времен предыдущего «Гаранта». Что ж, время рассудит.

  • Встреча со студентами Киевского национального университета

    18 мая 2010 года, 14:00, Киев

     

    В ходе официального визита на Украину Дмитрий Медведев встретился со студентами Киевского национального университета имени Т.Шевченко.


    Дмитрий Медведев ответил на вопросы студентов о перспективах российско-украинских экономических отношений, путях преодоления финансового кризиса и улучшения инвестиционного климата двух стран, о борьбе с терроризмом, будущем базы Черноморского флота в Севастополе, развитии гуманитарных контактов, взаимном признании Россией и Украиной дипломов о высшем образовании.

    * * *

    Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день!

    Дорогие друзья! Я почти 20 лет назад у вас был первый раз, тогда в качестве молодого кандидата юридических наук из города, который тогда ещё назывался Ленинград. И эта поездка мне очень запомнилась, потому что это был мой первый выезд в качестве молодого преподавателя, остепенённого преподавателя и участие в юридической конференции.

    Я, естественно, как молодой преподаватель. тогда очень сильно волновался, готовил доклад. Это было, по-моему, в самом начале сентября. И впечатления остались на всю жизнь. Тогда происходил, по сути, бурный слом того, что было в Советском Союзе, ниспровержение всех возможных авторитетов. Когда я был здесь у вас, в стенах Киевского государственного университета, мне это запомнилось тем, что мы после конференции, как бы это аккуратнее сказать, отмечали конференцию в парткоме, что до этого представить было просто невозможно. А так вот – уже была вольница. И в общем это мне навсегда запало в память. Но я очень рад приехать к вам второй раз, уже, правда, в несколько ином качестве. То посещение, наверное, не оставило никаких особых признаков в стенах университета.

    Надеюсь, что сегодня мы сможем нормально поговорить. Я не буду произносить никаких длинных вступительных слов, никаких заготовленных спичей. Думаю, смысл такого рода общения со студентами всегда заключается в вопросах, которые задают, и в ответах, которые получают.

    «Сейчас главное – восстановить экономические связи, это прежде всего; создать систему, при которой социально-экономическое развитие наших стран было синхронным».

    Единственное, что могу сказать: я, конечно, очень рад приехать в Киев, мне очень приятно быть здесь в качестве официального гостя Украины. Это мой первый официальный визит – не буду скрывать, долгожданный, который мне давно хотелось реализовать, но условия для которого сложились относительно недавно. Условия эти вам тоже понятны.

    Мы вчера много работали, подготовили целый ряд документов, часть из которых, на мой взгляд, также весьма и весьма полезны для развития отношений между нашими странами. Но работа только начинается, надо восстановить всё, что было потеряно за последнее время, вывести сотрудничество на нормальный, очень деловой уровень. Пока у меня в этом плане опасений нет, пока мы с Президентом Януковичем делаем это достаточно быстро и, надеюсь, синхронно. Это то, что касается нашей внешней политики и, стало быть, наших взаимоотношений.

    А сейчас я в вашем распоряжении. Пожалуйста.

    ВОПРОС: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Добро пожаловать в Киевский национальный университет! Я студент Института международных отношений, отделение международного права, Ваш коллега.

    Ещё раз спасибо за то, что Вы нашли время посетить сегодня наш университет, пообщаться с нами, нам это очень приятно, мы это глубоко ценим, ну и вообще это определённый незабываемый опыт. И в связи с этим у меня к Вам вопрос из сферы международных отношений. Вы только что сказали о том, что что-то было утрачено в отношениях Украины и Российской Федерации и что-то подлежит реконструкции, возобновлению. Что Вы имели в виду, что было утрачено и на чём сегодня делают акценты Украина и Российская Федерация? Спасибо.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

    Для начала, для разогрева – правильный вопрос. Что было утрачено? Да почти всё – всё, что было нажито непосильным трудом. Прежде всего, утрачена была динамика. В нынешнем мире что главное – фактор времени. А у нас за последние пять лет, к сожалению, ничего не происходило. Мы иногда созванивались по телефону, проводили какие-то мероприятия, даже вот эта межгоскомиссия, которую мы вчера провели, она всего лишь третья, а должна быть с момента создания десятая. Стало быть, динамика отношений между лидерами государств была запредельно низкой. Это сказалось на всём, включая товарооборот между странами.

    Что главное сейчас? Если говорить прямо, главное – восстановить экономические связи, это прежде всего; создать систему, при которой социально-экономическое развитие наших стран (потому что это очень близкие страны, государства, у которых одни и те же проблемы в экономике) было синхронным. Мы вчера с Президентом Януковичем договорились, чтобы такой план создать на 10 лет. Поэтому экономика, экономика и ещё раз экономика.

    Но, конечно, при этом нельзя забывать ни координацию по вопросам внешней политики, по региональным проблемам, мы вчера целых три заявления на эту тему подписали. Нельзя забывать и о наших гуманитарных вопросах, это тоже крайне важная тема, общение в сфере культуры. Поэтому, конечно, ни один из этих элементов не должен быть забыт, но прежде всего – экономика.

    ВОПРОС: Добрый день, Дмитрий Анатольевич. Спасибо большое, что нашли время для нашего университета. Я думаю, что вся наша общественность студенческая это очень ценит.

    Расскажите, пожалуйста, как Вы оцениваете возможности сотрудничества Украины и Российской Федерации как дружественных стран в сфере взаимного признания дипломов и реализации программы мобильности студентов, Болонского процесса?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Как бывший преподаватель, с удовольствием на эту тему дам ответ.

    Во-первых, по поводу признания дипломов. Я считаю, что, по-хорошему, эта тема вообще не должна стоять между нашими странами. Вопрос взаимного признания дипломов должен быть решён раз и навсегда. Я понимаю, что могут быть технические сложности, но здесь присутствуют наши коллеги из России и из Украины. Поэтому мне кажется, что уж по этому вопросу мы точно способны договориться в полном объёме.

    «Вопрос взаимного признания дипломов должен быть решён раз и навсегда».

    Что же касается студенческой и преподавательской мобильности, то это важная штука. Я посмотрел справку по Киевскому национальному университету. У вас работает достаточно большое количество преподавателей из разных стран, что здорово, а из России – ни одного, что плохо. Может быть, это издержки некоторого политического процесса, который был; может, ещё что-то; может, самих преподавателей не сумели заманить, это тоже важно. Но вот я в нашей стране, в России, отвожу этому очень важное место, потому что преподаватели должны ездить. Я большой поклонник интернета – может, вы знаете. Но никакой интернет, никакие цифровые технологии никогда не заменят живого общения с людьми, ситуации, когда кто-то стоит так же, как я сейчас, на этой кафедре и произносит слова в народ, что называется, общается со студентами, рассказывает то, что считает интересным, преподаёт какой-то курс. Поэтому крайне важно, чтобы преподаватели ездили из России в Украину и из Украины в Россию. Но ещё важнее, может быть, чтобы и студенты так же поступали.

    Я вам привёл в пример, как я приехал, это был 90-й год. Кстати сказать, это для меня был первый опыт вообще приезда к вам, и мне было очень интересно. Но это поздно. Мне уже было не так, конечно, много, мне было 25 лет, 24 ещё, но нужно, конечно, приезжать в студенческие годы. Потому что практически все здесь присутствующие явно хотя бы по разу где-то были за границей, отдыхали на различных европейских курортах. Надо друг к другу в гости ездить, в том числе по образовательным программам. Вот это, считаю, крайне необходимо, я дам соответствующее поручение позаниматься этим нашему Министерству образования и надеюсь, что и коллеги, которые здесь присутствуют, тоже этим займутся, тем более мы вчера с Президентом Януковичем уже такое решение приняли.

    РЕПЛИКА: Спасибо большое.

    ВОПРОС: Уважаемый господин Президент, я тоже студентка Института международных отношений, и у меня вопрос, тоже касающийся международных отношений, в частности украино-российских. Вопрос касается Черноморского флота. Как нам всем известно, соглашение об аренде военно-морской базы в Севастополе было продлено до 2042 года. И вот мой вопрос: в чём Вы видите стратегическую важность сохранения этой базы в Севастополе для России? Спасибо.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

    Знаете, я постараюсь ответить, что называется, за Россию, но и в целом. Для России, конечно, очень важно, чтобы эта база сохранялась, потому что это элемент системы безопасности. Мы давно этой базой пользуемся. Мне кажется, она никому не мешает, а скорее поддерживает в Черноморском бассейне статус-кво. Ведь что опасно всегда? Когда статус-кво ломается. В конце 80-х – начале 90-х годов, когда исчез Варшавский договор, но осталось НАТО, статус-кво был нарушен. Я сейчас даже не говорю, хорошо это или плохо, но он был нарушен. Это привело к тектоническим изменениям на политической карте Европы и просто в целом отразилось на жизни многих людей. Если говорить прямо, многие вооружённые конфликты на территории Европы начались именно из-за этого, просто потому что изменилась система безопасности, и государства не смогли этим правильно распорядиться.

    Поэтому я всегда очень настороженно отношусь к изменениям в системе безопасности. Вы знаете российскую позицию, нам не нравится идея дальнейшего расширения НАТО. Не потому что мы против НАТО или я против НАТО, у нас с НАТО партнёрские отношения, но это всё-таки военный блок, в котором Россия не участвует, и чем ближе придвигается к нашим границам, тем нам в целом более дискомфортно. Поэтому для России резоны очевидны.

    «Чем стабильнее будет ситуация в Черноморском бассейне, тем лучше для всех включая Североатлантический блок».

    Но они, на мой взгляд, столь же очевидны и для Украины, и для Европы, потому что, ещё раз говорю, мы тем самым сохраняем ту систему распределения рисков, которая уже сложилась. Мы все (Россия, Украина, ряд других стран) являемся черноморскими государствами. У нас есть специальная конвенция; Вам, кстати, как международнице, наверное, это известно – она называется Конвенция Монтрё, по этой конвенции регулируется право мирного прохода и захода иностранных судов внерегиональных стран. Я считаю, что это хорошо. Потому что, допустим, нас напрягает – я знаю, что и турок это напрягает, – когда приходят иностранные корабли, которые не имеют отношения к нашему Черноморскому бассейну, и что-то демонстрируют. Вы знаете, были разные события и тяжёлые события, в 2008 году был кавказский кризис. Поэтому чем стабильнее будет ситуация в Черноморском бассейне, тем лучше для всех включая Североатлантический блок.

    Поэтому я вижу смысл сохранения базы и пролонгации договора на длительный период именно в этом, я уж не говорю про некоторые другие полезные для Украины вещи.

    ВОПРОС: Здравствуйте. Я студентка юридического факультета.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Одни коллеги выступают.

    ВОПРОС: Поскольку мы находимся в здании университета, вопрос по образованию. В Украине до сих пор ведутся дискуссии по Болонскому процессу. Как к этому вопросу относятся в Российской Федерации?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Извините, я когда Вашей предшественнице отвечал, забыл сказать. Вообще-то мы участники Болонского процесса и пошли на это с некоторым душевным трепетом, потому что многие университеты возражали против изменения системы подготовки, против перехода от так называемого специалитета, то есть подготовки по специальностям, к системе магистратуры и бакалавриата. Но мы это сделали, и мне кажется, результаты в целом вполне нормальные. У нас нет такого глубокого противоречия между двумя этими треками образования, и я думаю, что в целом и дальше эта ситуация будет выравниваться.

    При этом каждый студент должен иметь право выбора, какое образование он хотел бы получить. Вот это, мне кажется, святое, и мы из этого исходим в России. Каждый человек должен определиться, какой вид образования для него лучше при наличии двух – допустим, так называемого специалитета и бакалавриата и магистратуры. При этом, конечно, высказывались сомнения о том, насколько наша система образования, а у нас очень близкие, практически идентичные системы образования, к этому готова. Потому что вот этот специальный курс рассчитан на большее количество лет. Я слышал неоднократно: а что это за специалист, которого готовят за три-четыре года, особенно когда речь идёт о точных науках, об инженерных специальностях? Но вот как-то, мне кажется, мы это сейчас разрулили, и в целом ситуация достаточно спокойная. Поэтому мы и дальше будем продвигаться по пути Болонского процесса и готовы это делать синхронно с нашими коллегами из Украины.

    ВОПРОС: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, здравствуйте. У меня к Вам следующий вопрос. На данный момент как для Украины, так и для России достаточно актуальной является проблема реформирования судебной системы. С Вашей точки зрения – как с точки зрения профессионального юриста, – какими должны быть основные направления реформирования российской судебной системы?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Это хороший вопрос. Думаю, что он актуален и для России, и для Украины.

    «Мы и дальше будем продвигаться по пути Болонского процесса и готовы это делать синхронно с нашими коллегами из Украины».

    Вы знаете, если говорить о правовой стороне, то вообще-то за 20 лет мы многое сделали. И не нужно на это закрывать глаза, говорить, что у нас самая отсталая, самая захудалая, самая несовершенная судебная система – и у вас, и у нас. Корректировки, конечно, возможны – именно законодательного плана. Но костяк судебной системы сложился. У нас есть определённый, сложившийся, несменяемый порядок назначения судей. У нас есть порядок дисциплинарной ответственности судей. У нас есть, естественно, уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное законодательства. Есть развивающееся законодательство об административном процессе. Всё это хорошо.

    Что не очень хорошо? Не очень хорошо, на мой взгляд, обстоит дело с уважением к суду и с местом судебной системы в рамках политической системы государства. Не очень хорошо с тем, как воспринимаются решения суда, как они исполняются. Ну и, наконец, есть то, что есть, – к сожалению, и у вас: это факты административного давления на суд и прямого подкупа судей со стороны бизнесменов. Это, к сожалению, родимые пятна, которые сохраняются на нашей судебной системе. И эти пятна её дискредитируют.

    Я не так давно провёл специальное совещание по инвестиционному климату. К сожалению, вопрос о качестве судопроизводства, об уважении к суду и об исполнении решений суда стоит практически на первом месте. Все иностранные инвесторы, да и наши внутренние инвесторы, то есть наши родные российские бизнесмены, говорят: «Всё нормально. У нас и законодательство нормальное. И в целом более или менее всё работает. Финансовый рынок развивается, даже несмотря ни на какой кризис». Но основная проблема заключается именно в том, что принятое судебное решение не исполняется или исполняется ненадлежащим образом. Либо второй вариант, когда ранее принятое судебное решение по непонятным причинам опровергается, допустим, судом вышестоящей инстанции. И в этом видят произвол, видят вмешательство либо государственной власти, либо видят вмешательство представителей бизнеса, то есть коррупцию.

    Вот с этим, мне кажется, нужно бороться прежде всего. Но это тонкая сфера, здесь нужно найти грань между самым уважительным, внимательном отношением к правосудию, максимальным поддержанием авторитета судьи, с одной стороны, а с другой стороны – постараться всё-таки подать такие сигналы, когда судьи будут руководствоваться прежде всего законом и только законом при принятии решений.

    Здесь способов много, но один из них, конечно, – это деньги. Я в общем этим озаботился ещё в бытность Руководителем Администрации Президента. И тогда мы приняли решение о существенном увеличении заработной платы судьям. Сейчас это, в общем, относительно приличные деньги в масштабах общей системы оплаты труда. У нас судья с уже относительно нормальным стажем получает в среднем где-то от трёх тысяч долларов в месяц, что вроде бы достаточный запас прочности, но не всегда. Поэтому совершенствование системы оплаты труда судей и большая требовательность по дисциплинарным проступкам – мне кажется, это две стороны одной медали. И если судью поймали на неблаговидном проступке, он должен быть немедленно уволен, а если это преступление – он должен сидеть в тюрьме.

    ВОПРОС: Уважаемый господин Президент! У меня к Вам очень много вопросов.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Ну давайте с чего-нибудь начнём.

    ВОПРОС: Я задам самый важный – про финансово-экономический кризис в мире. Какие, по Вашему мнению, совместные действия могут предпринять Российская Федерация и Украина? И как мы, студенты и аспиранты, граждане Украины, в принципе можем посодействовать Вам и нашему Президенту в решении экономических проблем?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Хороший вопрос. Обязательно передам о том, что вы готовы посодействовать Президенту Украины. Вы телефончик оставьте где-нибудь в деканате.

    Ну, а если говорить серьёзно, то, конечно, это огромная проблема для наших стран, и кризис очень сильно затронул наши государства. К сожалению, в большей степени, чем другие государства. В большей степени. Это связано со структурой нашей экономики, с теми проблемами, которые существовали и существуют в финансовой сфере. Что делать сейчас? Без истерики, просто стараться выходить из этого кризиса, стараться решать те финансовые проблемы, которые накопились, прибегая, конечно, и к взаимопомощи, и к услугам международных финансовых организаций. От этого никуда не уйти. Мы, кстати, вчера с Президентом Януковичем об этом говорили. Я сказал Президенту и коллегам, которые были на заседании межгоскомиссии, о том, что мы готовы помогать нашим украинским партнёрам в их общении с международными финансовыми организациями. Мне представляется это исключительно важным. Тем более что всё-таки вес России в этих организациях достаточно солидный, мы – участники «большой восьмёрки» и «большой двадцатки», что само по себе неплохо.

    И конечно, мы готовы, если говорить прямо, в ряде случаев просто лоббировать интересы Украины, если это потребуется, для того, чтобы те решения, которые принимаются, были в интересах близких нам стран. Почему я об этом говорю? Потому что мы не так давно принимали решение о том, чтобы, например, выкупить целый ряд облигаций МВФ, выпущенных на огромную сумму – сотни миллиардов долларов. И мы купили на 10 миллиардов.

    Но, если говорить по-честному, нам небезразлично, куда эти 10 миллиардов пойдут. Если это на помощь Украине, другим близким нам государствам, это хорошо. А если на непонятные цели, на латание дыр, на латание прорех в системе международного финансового регулирования, то мне жалко этих денег.

    «Считаю, что 100 миллиардов долларов торгового оборота для таких крупных экономик, как украинская и российская, абсолютно по силам. И только тогда мы превратимся в полноценных и очень близких партнёров».

    Поэтому мы должны здесь быть весьма и весьма кооперативны, должны общаться. И конечно, очень важно, чтобы развивались совместные проекты – проекты в области бизнеса. Только тогда мы сможем победить финансовый кризис.

    У нас уже пошло оживление экономик, у нас уже растёт товарооборот (мы вчера с Президентом Януковичем об этом говорили), практически в два раза он вырос. Мы ставим цель – в этом году выйти на 30 с лишним, а то, может быть, даже и 40 миллиардов долларов торгового оборота. Ну а вчера я как раз сказал, что нужно ставить и более амбициозные цели. Во всяком случае я считаю, что 100 миллиардов долларов торгового оборота для таких крупных экономик, как украинская и российская, абсолютно по силам. И только тогда мы превратимся в полноценных и очень близких партнёров.

    РЕПЛИКА: Спасибо большое. Будем работать на успех.

    ВОПРОС: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, спасибо Вам за эту интересную встречу!

    Я студентка Института филологии. Разбавлю этот диалог вопросом от филологов. Мы понимаем Вашу чрезвычайную государственную занятость, но всё же успеваете ли Вы следить за современной русской, зарубежной литературой? И вообще каким авторам, произведениям Вы отдаёте предпочтение?

    Спасибо.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Хороший вопрос на самом деле. Я, конечно, в основном, если говорить по-честному, читаю всякого рода скучные бумаги, которые читают обычно президенты. Это проекты документов, которые мне докладываются, указов, распоряжений, законы, которые поступают Президенту на подпись, всякого рода доклады ведомств, министерств, шифровки специальных служб. Это интересно, но до определённого предела. А иногда очень хочется что-то почитать такое нормальное, человеческое. Я стараюсь следить, но если честно, мне не всегда это удаётся.

    Я несколько лет назад, например, попросил купить мне приблизительно 50 книжек современных российских авторов, которые выходили за последние пять-семь лет, и кое-что я прочёл. Не могу сказать, что я был в восторге от всего, но некоторые вещи достаточно, на мой взгляд, интересные. Но я всё-таки, как это ни прозвучит, может быть, традиционно, отдаю предпочтение классическим вещам – и российским, и зарубежным. И даже в электронной форме иногда читаю их. Вот могу вам сказать по секрету, мне тут принесли iPad, не знаю, есть ли он у вас, я туда скачал из интернета некий набор книжек. И последнее, что я читал вчера перед отлётом к вам, – это был Гоголь. Я получил огромное удовольствие, потому что я давно не открывал ничего. И как ни странно, я привык уже к этой электронной форме, раньше она мне казалась какой-то холодной, неприятной, страницы листать не надо, а сейчас я получаю от этого удовольствие.

    Поэтому – хорошая классика, но иногда я не против того, чтобы посмотреть и современных авторов, которых довольно много.

    ВОПРОС: Уважаемый господин Президент, известно, что сегодня международный терроризм отличается широким спектром новых форм методов, особенно опасных и циничных. Какие современные методы в борьбе с международным терроризмом предлагает Российская Федерация сегодня?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

    Очень серьёзный вопрос. Знаете, единственный способ радикального противостояния терроризму – это наша консолидированная позиция, позиция всех стран, позиция, основанная на неприятии любых форм террористической активности, когда любой террористический акт, где бы он ни произошёл, подвергается безусловному осуждению. Не так, как, к сожалению, это было, например, в отношении России некоторое время назад и как иногда это случается в ряде ситуаций: когда то, что у нас происходит, характеризуется совершенно в других терминах, а всякого рода уроды, которые совершают теракты, называются партизанами и так далее. Они людей мирных убивают ради своих целей.

    Поэтому безусловная, жёсткая позиция международного сообщества и плюс усилия каждого государства по своим проблемам. У нас, к сожалению, в России, этих проблем много, особенно на Кавказе.

    «Нужно уничтожать тех, кто поднимает руку на обычных людей, на свой народ, и, с другой стороны, стараться общаться и выводить из леса тех, кто готов к мирной жизни».

    А здесь всё просто: нужно уничтожать тех, кто поднимает руку на обычных людей, на свой народ, и, с другой стороны, стараться общаться и выводить из леса тех, кто готов к мирной жизни. Я неоднократно на эту тему говорил и давал соответствующие поручения. Применительно к нашей ситуации очень важно создавать современную систему занятости на Кавказе, создавать дополнительные рабочие места, зарплату человеческую платить. Потому что проблема безработицы для Северного Кавказа очень серьёзная, в отдельных республиках, например Дагестане или Чеченской Республике, безработных 30–40 процентов. Это не значит, что все с голоду умирают, некоторые, может быть, даже живут весьма неплохо, но всё равно, когда у человека нет постоянной работы, у него происходят изменения в мозгах, у него появляются отклонения.

    Очень важную миссию, конечно, несут нравственность и религия, потому что нет плохих религий – есть скверные проповедники, есть те, кто пытаются поставить религию на службу своим мелким интересам. Вот если таким образом действовать, терроризм можно победить. Это не то зло, которое будет существовать всегда. Я в этом уверен. Но это трудная борьба.

    ВОПРОС: Здравствуйте! Уважаемый Дмитрий Анатольевич, спасибо Вам за интересные мысли по поводу инновационного развития экономики Вашей страны на основе знаний. Мы знаем из средств массовой информации о том, что у вас создаются мощнейшие супервычислители, в частности в Московском государственном университете имени Ломоносова. Хочу задать Вам вопрос: как Вы оцениваете влияние информационных технологий на современное общество? А также я знаю, что Вы ведёте свой блог в интернете. Что Вас подтолкнуло на этот шаг?

    Спасибо.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Ну про информационные технологии на бытовом уровне я вам, по-моему, сказал, когда рассказал о том, что я стараюсь даже книжки сейчас читать в электронной форме, и мне это стало нравиться. Мне кажется, что тот, кто пытается закрыться от такого рода технологий, совершает непростительную ошибку. Во-первых, он вылетает из мейнстрима мирового развития, и, во-вторых, он просто лишает себя удовольствия. Потому что мне, например, нравится использовать эти гаджеты, использовать различного рода умные приборы. Я получаю от этого удовольствие, не стесняюсь этого, считаю, что за этим будущее, и всячески это пропагандирую. Надеюсь, что и вы этим пользуетесь, хотя бы в виде мобильников и каких-то других средств связи, ну и конечно, компьютеров.

    Я, кстати, считаю и давно об этом сказал нашим чиновникам, что тот чиновник, который не умеет пользоваться компьютером, подлежит безусловному увольнению – просто потому, что он, по сути, не умеет писать. Таких же не берут на работу, кто писать и читать не умеет. А почему берут тех, кто на компьютере не умеет работать? Я не знаю, все ли министры у вас умеют на компьютере работать, это надо проверить; я своих проверяю периодически.

    Умеете, да? Хорошо. Но это не мое дело – это вопрос к вашему начальнику.

    А что касается супервычислителей, суперкомпьютеров, то это очень важно. На самом деле мы стараемся эту сеть развивать, с тем чтобы впоследствии это объединять и в так называемые грид-системы, создавать новые супермашины. Мы вкладываем в это деньги, немаленькие деньги, и это одно из направлений технологического развития, о котором Вы сказали. Это на самом деле один из приоритетов государственного развития на ближайшие годы. Здесь, конечно, будет бесконечная конкуренция. И это неплохо, потому что эта конкуренция означает прогресс человечества. Мы всё время конкурируем с американцами. Надо признаться, они идут на полшага вперёд, но они тоже смотрят назад, кто их догоняет – Россия, Китай, Франция. И эта конкуренция будет продолжаться.

    Поэтому петафлопные и экзафлопные компьютеры – они не за горами.

    ВОПРОС: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, добрый день! Меня зовут Евгений, я – студент юридического факультета. Я задам Вам вопрос о сфере образования. Думаю, большинство это интересует.

    В Украине в прошлом году вступительная кампания проходила очень сложно в связи с введением внешнего оценивания знаний. В России, как я знаю, тоже были некоторые вопросы по поводу единого государственного экзамена. Дмитрий Анатольевич, какие, по Вашему мнению, необходимы усовершенствования именно в процедуре принятия в вузы?

    «Тот чиновник, который не умеет пользоваться компьютером, подлежит безусловному увольнению – просто потому, что он, по сути, не умеет писать».

    Д.МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, мне кажется, мы должны быть разумными консерваторами, но всё равно двигаться вперёд. Потому что мне трудно критиковать систему поступления в вузы у вас, это было бы с моей стороны и некорректно, да я и не очень чувствую это. Но я могу точно сказать, как это выглядело у нас. Я всё-таки был преподавателем, долго работал на юридическом факультете, десять лет, и в приёмных комиссиях был. Всё-таки та система экзаменов, которая была, она была не вполне справедлива. Думаю, что здесь практически все присутствующие эти вступительные экзамены сдавали. Согласитесь, что там довольно значительный лотерейный принцип – как повезёт. И, если по-честному, ещё блат, коррупция.

    Потому что при наличии системы вступительных экзаменов всегда можно с кем-то договориться, или деньги занести, или по каким-то связям пройтись – и получишь более высокую оценку. Это было так, и в моё время было. Не знаю, больше или меньше, я в 82-м году поступал в Ленинградский госуниверситет, и тогда это было. А уже в новой экономике, когда и денег у всех больше стало, и все захотели получать высшее образование, стало существенно больше этих проблем.

    Поэтому система единого госэкзамена в нашей стране всё-таки неплоха. Она не идеальна, потому что она тоже подразумевает некий усреднённый подход, она далеко не всегда проявляет, наверное, истинные знания, но всё-таки эта система тестов срабатывает. И плюс, что, на мой взгляд, очень важно, в этом случае любой абитуриент может подавать заявление в любой университет.

    Я иногда думаю, как, допустим, такой известный российский учёный, как Михайло Ломоносов, поступал бы в университет в современной жизни. Я думаю, что у него ничего бы не вышло. Если бы он пришёл из деревни, даже при наличии очень хороших знаний он просто не смог бы адаптироваться при сдаче соответствующих экзаменов. А в этой ситуации любой человек – не важно, где он получил образование, на селе, в деревне или же в городе, – может прийти и подать заявление в любой университет.

    Мы единственное, что сделали с Министром образования, ограничили количество вузов. Сколько там, Андрей Александрович, пять сейчас? Пять. В пять вузов можно подавать. Но это нормально, потому что иначе это уже просто издевательство, человек просто разбрасывает заявления по всем университетам – видимо, делая приятное родителям, для того, чтобы в конце концов где-то прописаться и свалить быстрее.

    Поэтому, знаете, я считаю, что эта система всё-таки неплохая, но она требует совершенствования. И есть такие предметы, которые очень трудно пропускать через единый госэкзамен. Одно дело, скажем, математика или химия. Мне кажется, это возможно и достаточно точно проявляет знания. А другое дело – литература, русская или украинская. Всё-таки здесь есть элемент искусства. И человек должен как-то иначе показать себя. То есть здесь есть о чём поговорить. Но в целом это мировая система. И мы по ней будем двигаться. Думаю, что и вы тоже.

    ВОПРОС: Я учусь в Институте международных отношений. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! У меня к Вам два вопроса, касающихся Черноморского флота.

    Первый, который беспокоит немалую часть населения Украины, звучит следующим образом. Как нам известно, аренда Черноморским флотом базы в Севастополе безвозмездная. Планирует ли Россия платить за пребывание Черноморского флота в Севастополе?

    И вопрос второй касается безопасности. Вы сказали, что Черноморский флот – это элемент безопасности для Европы. Но не будет ли это элементом экспансии в разные страны? Есть ли гарантии того, что не будет следующих действий со стороны Российской Федерации?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Василий, а чьей экспансии – Вы имеете в виду российской или чьей?

    ВОПРОС: Не будут ли реализовываться интересы Российской Федерации со своей пользой?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте, уж тогда прямо говорите: не будет ли Россия использовать свой Черноморский флот для того, чтобы нападать на сопредельные государства?

    Не будет. Мы – мирная страна.

    ВОПРОС: Но есть ли гарантии того, что не будет?

    Д.МЕДВЕДЕВ: О гарантии, как известно, ещё Остап Бендер говорил: настоящую гарантию может дать только страховой полис. А если говорить о международных отношениях, то настоящие гарантии – это система международных отношений, это наши обязательства внутри Организации Объединённых Наций в соответствии с международными конвенциями, в соответствии с заключительным актом по сотрудничеству и безопасности в Европе, я имею в виду Хельсинкский акт 1975 года. Есть масса других актов и международных конвенций. Поэтому это вопрос из области схоластических, будем ли мы нарушать наши международные конвенции, будем ли мы пренебрегать международным правом. Конечно нет, потому что для России это невыгодно, Россия – большая страна, у которой очень много интересов, и если мы начинаем выпадать из международного сообщества, это на нас отражается. Мы же все взрослые люди, никто не хочет возвращения в советское прошлое, во всяком случае большая часть нашей страны, как и вашей.

    Ну а теперь в отношении Черноморского флота. Мне кажется, Вы всё-таки не очень внимательно следили за этими процессами или получали информацию из какого-то одного источника. Мы и сейчас платим (но эта плата определённым образом была рассчитана в прежний период и связана с решением вопроса о долгах) и будем платить. Вот всё, что сделано в последнее время, тот документ, который мы подписали с вашим Президентом, предполагает в общей сложности передачу Украине эквивалента практически 40 миллиардов долларов. Это гигантская сумма.

    Более того, даже у нас в стране эта сумма получила разное истолкование. Кто-то считает, что это действительно хорошо, потому что Россия сохраняет свою базу и вот тот элемент стабильности, о котором я говорил, а кто-то считает, что это очень много. Потому что в среднем такие базы обычно стоят, если по-простому говорить, гораздо дешевле. Американцы меньше платят, НАТО меньше платит. Но мы здесь исходим из того, что это не просто эквивалентный обмен какой-то, взяли и разменяли одно на другое, а это всё-таки элемент нашей стратегической европейской стабильности и наших стратегических отношений с Украиной. Вот поэтому мы так и сделали.

    ВОПРОС: Юридический факультет, специализация – гражданское право.

    Д.МЕДВЕДЕВ: Коллега.

    ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, у меня два вопроса.

    Первый – в контексте юриспруденции. Как Вы считаете, каким образом сегодня можно улучшить подготовку юристов?

    И второй вопрос. Я знаю также, что Вы – цивилист, продолжаете ли Вы заниматься цивилистическими исследованиями? И есть цивилисты, которые повлияли на Ваше правосознание в процессе становления как юриста?

    Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Приятный для меня вопрос в личном плане. По поводу моих собственных научных пристрастий и моих нынешних интересов. У меня, к сожалению, если честно, не получается читать сейчас много книг по цивилистике, хотя иногда я это делаю. Более того, скажу Вам абсолютно откровенно, горжусь тем, что мне удалось принять участие в кодификации российского гражданского законодательства – в частности, и в работе над третьей частью Гражданского кодекса и четвёртой частью. У нас он состоит из четырёх частей, четвёртая часть – это интеллектуальная собственность. И в конечном счёте мне в качестве тогда Первого заместителя Председателя Правительства довелось презентовать нашему парламенту, Государственной Думе, весь этот закон. Это всё-таки исторический момент. Мне как цивилисту было очень это приятно, просто тронуло душу, что называется.

    Что касается цивилистов, которые повлияли, вне всякого сомнения, из дореволюционных – это Габриэль Шершеневич, известный всем и, естественно, вам; наверное, ряд других, таких как Мейер, Победоносцев. Я читал многих, но если говорить о системе цивилистических взглядов, о глубине проникновения в материал, о слоге, которым написаны книги, то, конечно, на мой взгляд, Шершеневичу равных нет. И его курс торгового права, и учебник по гражданскому праву и по торговому праву – это супер просто.

    Советские цивилисты тоже, естественно, повлияли, я был на кафедре гражданского права Ленинградского университета, там тоже довольно известная школа, там были такие корифеи, нап
  • Виктор Янукович и его команда уже несколько месяцев находятся во главе Украины. Многое уже сделано, хотя и многое еще предстоит сделать. Мы же остановимся на самом нелюбимом и самом противоречивом аспекте политики всех правительств и президентов Украины за последние 19 лет, а именно – на внешней политике.

    27 апреля 2010 года Верховная Рада Украины ратифицировала договор Дмитрия Медведева и Виктора Януковича касательно пролонгации пребывания Черноморского флота России на территории Украины до 2042 года. Из-за этого депутаты в сессионном зале Верховной Рады даже успели нанести ущерб государству на 900 тысяч гривен, который возмещать, конечно, не будет никто.

    Итак, ЧФ РФ теперь с нами до 2042 года в том случае, если новые правительства не денонсируют этот договор. Согласно Конституции Украины она является внеблоковой страной и не может иметь на своей территории иностранных военных баз и военных подразделений иностранных держав. Хотя приблизительно то же самое (в той или иной мере) записано и в конституциях других стран, в том числе и всех европейских, и азиатских. Возьмите, к примеру, тот же Узбекистан, который является суверенной страной с американской военной базой. Или страны Западной Европы, которые являются для политиков Украины идеалом, - там везде тоже чувствуется американское военное присутствие.

    Что касается российского флота. Украинская проблема в том, что флот этот в Севастополе появился не вчера и не 5 лет назад, а имеет уже глубоко ушедшую корнями в десятилетия историю. Его пребывание само по себе является символом военной мощи России. Тут же вопрос: кто мешал и мешает Украине сделать свой военно-морской флот, чтобы им вытеснить российский из Севастополя? Никто. Тогда где он? Нет. еще вопросы? Согласен с критиками насчет того, что иностранные военные объекты не должны пребывать на территории Украины, но только в том случае, если государству есть, чем их перекрыть, вернее, адекватный ответ военной машине другой страны. В Украине же нет ракетных или артиллеристских частей России, хотя в других странах, на которые Украина хочет равняться, есть далеко не скаутские базы американских солдат. Но Украина в плане вооружения и наземной обороны может за себя постоять. А вот в морском отношении? Только тогда, когда у Украины появится сильный военно-морской флот, который не будет разваливаться на куски при дуновении ветра, можно будет сразу поставить вопрос о ЧФ ребром и договориться с Россией о том, чтобы и ЧФ Украины базировался, скажем, в Новороссийске или у побережий Сочи или Анапы. Как говорится, услуга за услугу. А пока такое будущее призрачно, стоит побеспокоится о том, чтобы водные просторы Украины защищал хоть кто-нибудь кроме рыболовецких трайлеров и буксиров. И если первой это сделала Россия, то в этом нет ничего страшного. Знаете, один умный человек говорил, что независимый человек сидит один на пеньке в густой лесной чаще. Так и со страной – надо взглянуть правде в глаза: полностью суверенных и независимых стран нет. а если кто-то очень хочет поспорить, напомним про внешний долг Украины, который равен более чем 70 миллиардам долларов, которые особенно накопились за последние два-три года.

    9 мая мы все отметили (плохо или хорошо) день Победы. Кто-то его отмечал как день траура по независимости, кто-то – как день торжества правды и освобождения. Однако, кто-нибудь задумывался, встанем ли мы, нынешнее поколение, той стеной, защищая Украину, какой встали и воины УПА на Западе, и воины Красной Армии на территории УССР? Вопрос риторический, а вот ответ… К сожалению, нужно прямо сказать, что в случае военной агрессии половина украинцев откажется защищать ее или сразу же переметнется к интервентам, будь то американцы или россияне. Возможно, половина – даже слишком малый процент тех, кто не собирается с оружием защищать Украину. На самом деле, оглянитесь. Все твердят про одиозных министров, вопросы истории, культурный андеграунд, «языковую» ситуацию, давление на те или иные политические силы, а вот кто из всех твердящих, обсуждающих и «болящих» пойдет с автоматом за ту страну, которую он так ревностно защищает на словах? Ответ прост – менее 20%. Остальные будут радостно встречать завоевателей, получая удовольствие от того, что их вечные споры и противоречия разрешились с помощью третьей стороны и им самим не пришлось ничего делать для этого. Да и кто бы пошел бороться за Украину? Молодежь, 40 процентов которой хотят выехать из Украины, а остальные 60% и рады бы это сделать, да в силу определенных условий просто не могут? Или обозленные на всех и вся старики, которые проклинают всех политиков и их игры, из-за которых скачут цены и их пенсии? Или работающие люди, которые были втянуты в кризис не из-за мирового коллапса, а во многих случаях из-за бездарных политики и руководства предприятий и отраслей, и которые поставлены теперь на грань выживания из-за разорившихся предприятий? Да все социальные группы, которые были названы, в первую очередь станут помогать захватчикам, лишь бы они прикрывались благими намерениями и лозунгами, ведь постоянные политические войны уже довели народ до изнеможения, а массовые акции все труднее собирать за идею, а не за деньги. В стране нет национальной идеи, Украина живет «от получки до получки», стараясь свести концы с концами в этом месяце, в этом году, даже не заглядывая на 5, 10 лет вперед. А ведь лозунг Президента Украины Виктора Януковича «Украина – в G20» не так уж и невозможен, если бы все мнимые защитники Отечества на словах так же были бойки в делах и в лоббировании интересов страны на геополитической арене. Действительно, лозунг «Великая Россия» или «Великая Америка» звучит для всех стран и континентов нормально, его все воспринимают, а вот лозунг «Великая Украина» как-то никто и не употребляет, кроме Президента, даже его ярые враги. Так получается, что в Украине критика всегда направляется не против власти, как таковой, а так или иначе против самой страны, государства, государственных интересов, убивая робкие, несмелые стебельки прогресса и восстановления. Стало хорошей традицией «выносить сор из избы», разъезжая по разным организациям и странам, жаловаться на себя самих, очерняя не саму власть, а, скорее, государство, людей, народ, показывая все в очень неприглядном свете. Отсюда опять вопрос: кто же захочет помогать или защищать страну, которую сами же лидеры обливают привселюдно грязью за границами и морями-океанами? Так и получается, что страна-победитель в Великой Отечественной (Второй Мировой) войне в случае современной агрессии окажется беззащитной во всех смыслах.

    Последним, чего хотелось бы коснуться, так называемый «европейский выбор» Украины, вброшенный в массы еще в конце 90-х годов ХХ столетия. Знаете, долго думал, что же такое этот выбор и среди чего Украина должна выбирать. Запутался, заболела голова, но вывод так и не сделал. А почему, собственно, Украина должна присоединяться к Европе, в частности, к Европейскому Союзу и НАТО, что подразумевает под собой выражение «европейский выбор»? Почему не выбрать «китайский» или «американский» векторы? Или ВВП Европы много раз больше, нежели в этих странах? Кто-то может сказать: «Европа нам ближе из-за географии, ментальности, традиций, культуры». Возможно, это и так. Но ведь Турция, которая является азиатской страной, тоже нам близка, а большинство ввозимых в Украину товаров все равно везутся из Китая.

    Возьмите страны Европы. Чем мы на них похожи? Конечно, специалисты по регионалистике и международным отношениям мне могут много рассказать, но все же наши различия, и, прежде всего, в световосприятии, уж слишком разнятся, чтобы быть общими. Возьмите, к примеру, ту же коррупцию. У нас к этому постыдном явлению относятся если не нормально, то абсолютно нейтрально, в то время, как в странах Западной Европы коррупция считается серьезным преступлением и вызывает негативную реакцию в обществе. У нас же вся властная система коррумпирована до мозга костей (в особенности, судебная), но никого это не волнует, пока не тронет его непосредственно. Так и в созданном Национальном антикоррупционном комитете при Президенте Украины. Кто в нем находится? Министры, чиновники, то есть те люди, которых и нужно в первую очередь контролировать. Какое место занимает общественность в этом комитете? Нулевое, там общественности просто нет. остается надеяться, что министр юстиции Украины, которому Президент поручил разобраться с этим вопросом, таки введет общественность в комитет, который исключительно она и должна составлять.

    Меньше с тем. Европейский миф был выдуман теми, кто обустраивал свои дачи в Швейцарии и Люксембурге и хотел самому себе беспрепятственный въезд на свои владения в Европе. На самом деле Украине Европа не нужна. Вцепились в эту Европу – конец света, как она нам нужна. А для чего? Что там лучше? Уровень жизни выше? Да, но почему не повысить его в Украине? Продукция чище – так почему нам не выращивать свою экологически чистую продукцию в западных регионах Украины? Образования – укрупнить и проредить вузы и наше образование тоже будет не хуже.

    Украина равняется не на тех. Европа и все ее институции отжили свое. К тому же никто из евроинтеграторов не задумывается о том (или боится признаться народу), что Евросоюз и НАТО не могут расширяться безгранично. Возможно (скорее всего), у ЕС и НАТО уже предел и именно потому они так яростно противятся вступлению Украины, выдвигая все новые и новые условия и ставя государство на колени. Неужели европейская интеграция означает «лизание сапогов» и «целование рук» Западу?

    Украине нужно понять, что она – не Европа, не часть европейского Союза или НАТО. Это – мертворожденные объединения и последние встряски финансов в Греции, кризисы – тому подтверждение. Украина, как и Беларусь, должна занять выжидательную позицию по отношению к европейским институциям и ждать момента. Когда они будут наперебой рваться к Украине, а не наоборот. Поистине сильной и независимой стране не приличествует направо и налево разбрасывать свой суверенитет и честь только ради статуса члена Евросоюза или НАТО, в то время, как народ живет в лохмотьях и трущобах середины ХХ века. Почему не развернуться на 180 градусов и не посмотреть в сторону Китая и Азии, где огромные рынки и возможности, в то время, как в Европе – только утиски и требования. Возможно, ничего страшного не будет в том, если мы прекратим дипломатические отношения с Европой из-за многочисленных придирок, которые нам выставляются каждый день, закроем границы для европейских товаров (которые часто к нам везут из Китая од европейскими бирками) и тогда посмотрим, кто кому больше нужен и кто с нами останется дружить.

    Из Китая к нам везут практически всю дрянь, в то время как мы продаем им очень маленько количество товаров и очень узкий ассортимент. Сотрудничество с Китаем должно нести в себе механизм отбора как наших товаров для китайской стороны, так и китайских – для нас. Если нет, значит кому-то выгодно заваливать Украину дешевым китайским и турецким хламом, прикрываясь громкими лозунгами «европейского выбора» и интеграции. Зачем Украине куда-то лезть, в какие-то организации, геополитические объединения или группы? Мы сами можем объединять вокруг себя, и у нас есть потенциал для этого. Важна только воля и желание. И тогда не Украина будет в G20, а «двадцатка» будет наперебой предлагать дружбу и сотрудничество Украине. Дай Бог, чтобы безумные политики, убивающие государство своей никому не нужной враждой и борьбой за власть, поняли это как можно скорей.

  • Уважаемые коллеги, дети Великой Победы!

    Примите сердечные поздравления с 65-летием Победы

    в Великой Отечественной войне!

     

     

    9 мая 1945 года  на все времена золотом вписано в героическую летопись Украинского государства, а также Российской Федерации и Республики Беларусь. В этом году  вся страна  отмечает  65-ю годовщину со дня Победы в Великой Отечественной войне.

     

    Этот праздник, как никакой другой, соединил в себе радость победы и горечь утраты.  Украина в той страшной войне потеряла более 6,5 миллионов своих сыновей и дочек. В День Победы мы отдаем  дань памяти немеркнущей славе победителей, отвоевавших свободу нашей Родины.  

     

    В Украине, как и в России и Беларуси, нет семьи, которой бы не коснулась война. Отцы и деды, сражаясь за свободу и мир, выстояли в борьбе с бесчеловечной военной машиной нацизма. Наш народ победил, так как твердо верил в правоту своего дела!

     

    От Урала до Берлина прошли наши украинские воины, и не было им равных в бою. Низкий поклон всем ветеранам Великой Отечественной войны и труженикам тыла, всем, кто ковал Победу, поднимал из руин наши города и села.

     В этот день мы выражаем воинам-победителям всенародную благодарность за то, что сегодня имеем возможность жить под мирным небом, строить планы на будущее, растить детей. Все мы — наследники Великой Победы, должны считать своей прямой обязанностью окружить участников Великой Отечественной войны заботой и вниманием, создать им достойные условия для жизни.

     

    Быть победителем — высокая честь! Быть наследником Великой Победы — огромная ответственность! Не время сейчас переписывать и перетряхивать историю, пока экономика страны находится в руинах, потеряны все славные завоевания Победы, система социального обеспечения в плачевном состоянии, а страна победителей живет с миллиардными долгами всему миру. Отвоевали, победили тогда — должны победить и теперь. И только потом можно ворошить прошлое. Только согласие может скрепить и сплотить общество, раздор никогда не способствовал благополучию и процветанию.

     

    Пусть всегда на нашей и вашей земле царят мир и благополучие! От имени молодежи Украины, входящей в ряды МПСУ, наших партнеров - общественных молодежных организаций, органов студенческого самоуправления, желаю  мира, весны, добра и счастья и благополучия! С праздником вас, дорогие друзья, с Днем Победы!

     

    ИМЯ ГЕРОЯ — НАРОД!

    ИМЯ НАРОДА — ПОБЕДА!

     

    09.05.2010, Киев

     

     

    С уважением,

     

    Председатель Молодежного профсоюза Украины,

    секретарь Международного молодежного совета

    Антон ДМИТРИЕВ

     

     

     

     

     

    Шановні колеги, діти Великої Перемоги!

    Прийміть сердечні вітання з 65-річчям Перемоги

    у Великій Вітчизняній війні!

     

     

    9 травня 1945 на всі часи золотом вписано в героїчний літопис Української держави. У цьому році вся країна відзначає 65-у річницю з дня Перемоги у Великій Вітчизняній війні.

     

    Це свято, як ніяке інше, поєднало у собі радість перемоги і гіркоту втрати. Україна за роки війни втратила більше 6,5 мільйонів своїх мешканців – представників усіх національностей. У День Перемоги ми віддаємо данину пам'яті немеркнучої славі переможців, що відвоювали свободу нашої Батьківщини.

     

    В Україні немає сім'ї, якої б не торкнулася війна. Батьки і діди, б'ючись за свободу і мир, вистояли у боротьбі з нелюдської військовою машиною нацизму. Наш народ переміг, бо твердо вірив у правоту своєї справи!

     

    Від Уралу до Берліна пройшли наші українські воїни, і не було їм рівних у бою. Низький уклін усім ветеранам Великої Вітчизняної війни і трудівникам тилу, всім, хто кував Перемогу, піднімав з руїн наші міста і села.

     

     У цей день ми висловлюємо воїнам-переможцям всенародну вдячність за те, що сьогодні маємо можливість жити під мирним небом, будувати плани на майбутнє, ростити дітей. Всі ми — спадкоємці Великої Перемоги, повинні вважати своїм прямим обов'язком оточити учасників Великої Вітчизняної війни турботою та увагою, створити їм гідні умови для життя.

     

    Бути переможцем — висока честь! Бути спадкоємцем Великої Перемоги — величезна відповідальність! Не час зараз переписувати і перетрушувати історію, поки економіка країни перебуває в руїнах, втрачені всі славетні завоювання Перемоги, система соціального забезпечення в жалюгідному стані, а країна переможців живе з мільярдними боргами усьому світу. Відвоювали, перемогли тоді – повинні перемогти і тепер. І лише потім можна ворушити минуле. Тільки злагода може скріпити і згуртувати суспільство, розбрат ніколи не сприяв добрубуту та процвітанню.

     

    Хай завжди на нашій землі панують мир і добробут! Від імені молоді України, яка входить до лав МПСУ, наших партнерів – громадських молодіжних організацій, органів студентського самоврядування, бажаю миру, весни, добра і щастя і благополуччя! Зі святом вас, дорогі друзі, з Днем Перемоги!

     

    ІМ'Я ГЕРОЯ — НАРОД!

    ІМ'Я НАРОДУ — ПЕРЕМОГА!

     

    09.05.2010, Київ

     

     

    З повагою,

     

    Голова Молодіжної профспілки України,

    секретар Міжнародої молодіжної ради

    Антон ДМИТРІЄВ

  • Новая власть метет по-новому и зачастую это новое воспринимается «в штыки». Особенно сейчас индекс невосприятия вырос по отношению к гуманитарному блоку команды Виктора Януковича, а именно к Анне Герман, Владимиру Семиноженко и Дмитрию Табачнику. Что же стоит за этим недовольством – низкий упрофессиональный уровень новых чиновников, их резкие высказывания, политические комбинации, происки заграничных друзей (врагов?) или же другие факторы? На эти вопросы мы попытаемся найти ответы, не претенуя на истинность всех доводов в последней инстанции.

    Первые два из вышеназванных политиков не являются героями данной статьи, поэтому о критике в их адрес можно сказать лишь то, что в человеческой среде всегда присутствует зависть. Черная или белая – другой вопрос. Одно могу сказать наверняка – и Герман, и Семиноженко – не Романы Зварычи с «липовыми» дипломами, а то, что они занимают свои должности не в угоду кому-то, а благодаря своим способностям и знаниям – это неоспоримый факт. Хотя я, конечно, не зная близко политической кухни Администрации Президента и Кабмина, не могу наверняка судить о назначенцах, но с точки зрения обывателя, как это делают миллионы наших граждан, могу сказать, что оба являются профессионалами и находятся на своем месте. Если Анна Герман давно уже является публичной фигурой и не требует особых представлений, то академик НАН Украины Семиноженко не вызывает сомнений в своей профессиональной пригодности на должность гуманитарного вице-премьер-министра. Вспомнить бы хоть, что предыдущие вице-премьеры по «гуманитарке» вообще не имели к науке практически никакого отношения.

    Главным же героем нашей статьи, равно как и Украины последние недели, является министр образования и науки Украины Дмитрий Владимирович Табачник. О нем и возглавляемом им ведомстве и пойдет речь.

    Дмитрий Табачник прошел достаточно впечатляющий служебный путь, успев побыть во всех ветвях власти и оставив там отчетливый след. После 2004 года его публицистическая деятельность участилась и была направлена на критику режима Ющенко-Тимошенко. Однако в нашем политикуме уже давно привыкли не прислушиваться к любой критике, какой бы конструктивной она не была. Поэтому, Табачника никто из власть предержащих не слушал, замечая только негативные стороны его высказываний и публикаций, не читая между строк и не видя конструктива и рациональных предложений в его работах.

    2010 год стал знаковым для Дмитрия Табачника. Сменилась власть и новому правительству был нужен новый министр образования и науки. Выбор, как сообщали СМИ, был невелик. И итогом этого выбора стало то, что Дмитрий табачник назначается министром образования и науки Украины в правительстве Николая Азарова, став с первых минут своего назначения самой одиозной фигурой в правительстве благодаря истерии в СМИ и акций протеста.

    Критикам отвечу, что не могу быть полностью «в теме», поскольку не читал многих публикаций Табачника, однако считаю, что государственного деятеля судят по делам, а не словам. Вспомните представителей бывшей власти – говорили они много, даже очень много, красиво, народу нравилось, а кризис все ширился и углублялся, становясь все более разносторонним. Иногда, оглядываясь на последние два года в Украине, мне кажется, что при власти была команда, которая дорвалась до власти, а вот что с ней делать и для чего – представления не имела. Странно, но за последние два года, если отбросить демагогию, популизм и пелену с глаз, мы стали жить хуже – это факт. Кризис в Украине, без сомнения, был вызван не столько мировой нестабильностью, сколько неспособностью руководить государством. За последние 5 лет, и я это уже неоднократно повторял, герб Украины вполне мог быть изменен на многоголового орла, потому что голов было много, да только смотрели они в разные стороны и клевали попеременно то друг друга, то свое многострадальное тело все вместе и порознь.

    Однако, вернемся к минобразованию и его главе. Итак, став министром Табачник, видимо, очень многим наступил на ноги, ибо его стали «мочить» с первых минут. Это даже странно, ведь никто даже не успел оценить весь состав правительства, а министр образования уже «вызвал» бурю негодования. Мы попробовали разобраться чем же была вызвана сия «буря» (митинги, протесты, АнтиТабачная кампания и т.д.).

    Дмитрий Табачник в ранге министра – прежде всего госслужащий. И госслужащий себе никогда не позволит того, что он мог бы позволить, будь он активным политическим игроком. Конечно, возможно это не приходится объяснять, но ведь слова словами, а ничего предосудительного, в отличии от других политических фигур, Дмитрий Табачник не сделал. Все его заявления, которые были и будут в статусе народного депутата Украины, были сделаны в пылу эмоций, запал политической борьбы и естественного противостояния идей, идеологий и политических платформ. Мы же не судим Юлию Тимошенко за ее открытые призывы штурмовать государственные учреждения в 2004 году или за призывы Виктора Ющенко выкурить и вынести депутатов из Верховной Рады в 2007 году. Даже если Дмитрий Табачник и допустил резкие высказывания относительно тех или иных политиков, их деятельности или их курса для Украины – это все следует расценивать не как действия министра образования и науки, а как естественное право каждого человека на выражение своей точки зрения и свободу слова. Об этом критиканы предпочитают не говорить.

    Первые шаги министра тоже раскритикованы, а ведь он ничего радикально не делает и не обещает. Взять ту же многострадальную Болонскую систему. Да ведь ее ненавидят больше половины студентов Украины и преподаватели, а предыдущие министерские руководители предпочитали закрывать на это глаза. Вся эта кредитно-модульная система, кто не знает, регулируется всего лишь парой приказов Минобразования, не имея под собой ни законов, ни постановлений Кабмина. Получается, такая глыба, как система образования, может регулироваться всего-навсего приказами одного ведомства? Да и плюс еще каждый вуз трактует Болонскую систему по-своему именно потому, что нет ни одного нормативного акта уровня Кабмина или Верховной Рады, который бы утряс все нюансы. Поэтому нормальная в западных странах «болонка» в нашей стране извращена до беспредела. И, конечно, весь этот бред нужно либо отменить, либо нормализовать  в кратчайшем времени, закончив насиловать и студентов, и преподавателей.

    Команда, которая пришла с Дмитрием Табачником на проспект Победы, тоже далеко не аматорская и собрала профессионалов отрасли. Взять, к примеру, того же заместителя министра Евгения Сулиму. Не будем петь дифирамбов, но отметим, что Сулима – это тот человек, который знает, что и как нужно сделать, и приложит к этому максимальные усилия. Хороший профессионал, грамотный госслужащий, имеет солидный стаж работы в органах власти, человек ответственный и непубличный.

    Удивляет и странная спонтанность, с которой во многих городах Украины начали проявляться «антиТабачные» настроения. Сначала казалось, что это все было душевным порывом неравнодушных студентов, но у нас студенчество образованное, и за бесплатно никого ругать и митинговать не будет. Поэтому мы задались вопросом, который вполне закономерен: qui prodest или кому выгодно?

    Однако, долго искать нам не пришлось, так как правда находится на поверхности. Оказалось, что за всеми акциями и митингами против действующего министра со стороны общественности стоят… кто бы вы думали? Да. Консультативно-совещательные органы при том самом министерстве и Кабинете Министров Украины. Речь идет о Всеукраинских студенческих советах (ВСС) при КМУ и МОНУ, которые дублируют функции друг друга, ничего не делая для молодежи. Именно они, будучи прямыми креатурами экс-премьер-министра и экс-министра образования делают все для того, чтобы не дать новому министру конструктивно работать, рассчитывая на его скорую замену и дивиденды для самих себя.

    Также работают на двух господ и некоторые всеукраинские студенческие организации, которые, по примеру ВСС, одновременно рассылают гневные письма против Партии Регионов и ее инициатив, назначения Табачника министром, указывают, как и где обливать его грязью, организовывать митинги, собирают активистов и клянчат деньги на провокации, а в то же время встречаются с Дмитрием Табачником, рассказывая о своих мнимых подвигах и заверяя его в своей безграничной любви и преданности.

    Каждый из нас не идеален. И никто не может быть для всех хорош. Может быть, и Табачник далеко не такой министр, какого хотела студенческая общественность или преподаватели, родители или администрации учебных заведений, но «размазывать его по стенке», не дожидаясь результатов его работы, низко и предосудительно. Да и если бы критиковали его то же «Студенческое братство» или любая другая непримиримая организация. А то ведь те, кто с одной стороны просит милостыню и улыбается, в спину вонзает нож и критикует через якобы простые массы студентов. Чем же они отличаются от критикуемого ими?

    Одним словом, ничего спонтанно и чистосердечно в украинской политике не делается и мне по-человечески жаль тех студентов, которых используют, которыми манипулируют политиканы в своих узкопартийных интересах через всякие консультативно-совещательные и молодежные органы и организации для дестабилизации обстановки в Украине и для дискредитации власти. Господа, давайте жить дружно! Хватит воевать в войнах политиков – мы за этими войнами Украину потеряем, что уже практически сделали. И начинать нужно с малого… с себя.